yukor: (Default)
Я написал эту виршь в ЖЖ несколько лет назад. Собственно, ничего не поменялось. Поэтому пусть будет опять сегодня.



Если б ты, товарищ Пушкин,
Был на двести лет помоложе,
Ты бы тоже влюблялся на Пушке,
И в фейсбук пописывал тоже.

Ты б, наверное, млел от айпада,
От рэйбанов, от новых кедов.
И глаголом клеймил этих гадов,
Верным словом, расово верным.

Ты б играл черный блюз ночами
И писал бы колонки в глянец.
Прихотливо играл словами,
Заплетая в причудливый танец.

Ты для многих бы стал Мессией,
Попадая строфой прямо в точку.
И прости нас за эту Россию,
Ты мечтал о другой, это точно.
yukor: (Default)
- Налей себе что-нибудь, Григорий Палыч. Там, кажется, была бутылка скотча, если я ее вчера не доконал. И плесни мне на два пальца. И глянь что-нибудь там, в холодильнике.
- Тебе со льдом, Игорь Саныч?
- Засунь лед себе в задницу, Григорий Палыч. Со льдом я пил, когда служил на Восточно-Сибирской дороге. Ты помнишь это время, Григорий Палыч? Григорий Палыч!?
- Помню, помню, Игорь Саныч. Все помню. Отличные были времена! А еще эта обезьянка Надя 'Николь' Фадеева из управления. Как звали ее отца, Игорь Саныч? Фак! Память - дерьмо.
- Никита. Надежда Никитишна. Помню ее. Отлично вертела своей задницей, отлично. А потом наградила меня триппером.
- И Тебя, Игорь Саныч? А я думал, что я один такой.
- Ха!... Ха-ха-ха-ха! Чертова сучка. А я думал, что только меня. Давай выпьем, старик. Давай выпьем....
......
- Фак, крепкое пойло.
- Отличный скотч, Игорь Саныч.
- Григорий Палыч, я давно хотел спросить тебя. За что ты выгнал Маргариту Львовну? Она наставила тебе рога с тем молодым фермером? Ну скажи, наставила, да?
- Кхе... Нет, не за это. Совсем не за это. Просто... Просто у нее ужасно воняло из ее дыры. Всегда воняло. И тогда я сказал ей. Маргарита Львовна. Марго... Я двадцать пять лет терпел это. Пока строил дом, пока росли дети. Но я уже старый человек, дай мне последние годы дожить так, как мне нравится. И вали к своему гребаному фермеру, к этому куску дерьма.
- Что, так и сказал? Только за это ты и выгнал старуху из дома? А-ха-ха. Не верю! Но ты молодец, Григорий Палыч. Я тебе так скажу. Я твою старую Маргариту Львовну сразу недолюбливал. Как познакомился. Хотя хозяйка она была хорошая. Отличный гнала самогон из клубники. Я скучаю по ее самогону. Но ты молодец, все равно. Плесни мне еще....
И что, с тех пор к тебе никто не захаживал, а?
- Заезжала одна блондинка, молодая, лет 40... Она ехала на Запад. Говорила что-то про большой куш и мечту. Мне было смешно ее слушать, Игорь Саныч. Да и не нужен я ей. И знаешь, наверное я уже никогда не смогу получить того, что было когда-то... Наверное я стал слишком старым.
- Мы оба стали старыми, дружище. Мы оба стали как те ржавые Камазы.... Как там пелось? I can't get no satisfaction. 'Cause I try, and I try, and I try, and I try. I can't get no, I can't get no...
......
- А помнишь, Игорь Саныч?...
- Помню, Григорий Палыч...

Старики засыпали со стаканами в руках, в табачном дыму под треск буржуйки. В окне мутнелось зарево иркутских окраин, какие-то копошащиеся на улице люди в черных одеждах and something else.

yukor: (Default)
- Ванятка, ты подкинь-ка дров ужо, чтоб булькало сильней. А ты, Дарюха, подай деду стакан, пробу снять. И огурцов с подполу захвати. От так...
- Деда, деда, а расскажи как ты партизаном фрица убил.
- Да полноте, рассказывал сто разов. Ну как-как? Шел я по лесу с Волчком. Шел, значит, шел. А фриц этот приблудный задумал погадить... И только он штаны стал натягивать, как Волчок с подветренной стороны выскочил да за херовину евойную и схватил. Даром, что невелик пес был, а злющщий как татарин. Немец с перепугу-то и заорал как окаянный....
- А ты што?
- А я што-што? Я и выстрелил от волнения картечью. Тоже ведь перепужался. Немец в одну сторону, половина головы в другую, а собака с яйцами в зубах в третью стрекача. Час кликал, насилу нашел.

Отблески костра выхватывали открытые рты и горящие глаза детворы, заходящейся от смеха. Размазывая слезы, смеялся и старик своим беззубым ртом.

- Ну ладно, ступайте спать. Поздно уже.
- Дед, а можно на дворе переночевать?
- Ночуйте. Ночи теплые. Только, Ваня, вилы в стогу глянь. Не наколитесь.
........

- Ну што, Серафима, присядь рядом, посиди, пока догорает. Умаялась поди. И налей-ка мне каплю, пробу снять. Ык! Хорошо!
- Огурец вот.
- Не, пущщай пожжет. Садись, мать. Смотри, стожары-то какие!
- Слепней нонче много будет.
- Овес будет хорош....

- А помнишь, дед?.....
- А ты, Серафима, помнишь?....

ЗЫ. Хочу в деревню. Соберусь как-нибудь вскорести.
yukor: (Default)


Если б ты, товарищ Пушкин,
Был на двести лет помоложе,
Ты бы тоже влюблялся на Пушке,
И в фейсбук пописывал тоже.

Ты б, наверное, млел от айпада,
От рэйбанов, от новых кедов.
И глаголом клеймил этих гадов,
Верным словом, расово верным.

Ты б играл черный блюз ночами
И писал бы колонки в глянец.
Прихотливо играя словами,
Заплетал их в причудливый танец.

Ты для многих бы стал Мессией,
Попадая строфой прямо в точку.
И прости нас за эту Россию,
Ты мечтал о другой, это точно.
yukor: (Default)
Прочитал статью опального жыжыста и твиттерного матерщинника Паркера про Россию для русских. Идея его шибко не нова. И даже поимела место быть единожды в истории. Но там был сверхжесткий, сверхудачливый, сверхрасчетливый и искренне сверхлюбимый паствой того времени Ататюрк. Которого у нас нет. Так что жить нам по прогнозу не Паркера, а вовсе даже Альбац. К сожалению, пожалуй.

А вместо развернутого комментария, набросаю как я вот что.
Что-то выперло на ночь глядя:

- Тятя, тятя, дозвольте мне сегодня не спать пополуночи. Я позаниматься хочу.
- Федька, ишь чего удумал, сява ты неразумная. Давай-ка спать ложись! Завтра вставать до рассвету. Скотину выгнать надо, матери помочь по дому. Забот вас - семеро у мамы вашей.
А в воскресный день поедем на ярмарку, в Тулу. Аккурат после службы. Купим тебе да братьям сюртуки новые, эти-то -  вон, перелатанные все.
- Тятя, ну, маменька, Мария Федоровна, мне дозволила. Дозвольте и вы, милостью родительской.
- Хорошо, Федор. Но не долго чтоб! И лучину зажги еще одну. Зрелки попортишь.
- Спасибо вам, тятя.
Тятяааа... Скажите, а правда, что вы крестьян кнутом порете за проступки?
- Я?.. Кто это?... Я? Крестьян?... С чего ты взял?...
- На селе болтают.
- Что ты, Феденька. Что ты, сынок. Я - никогда.... Слышишь? Ни мизинчиком, Федя. Виданное ли дело - чад Божьих кнутами пороть... Не слушай сынок никого. Люди злые бывают, потому что не в Вере живут. В злобе и грехе.
Садись сынок, занимайся. Чем ты хотел там позаниматься? Арифметикой?
- Нет тятя, письмом.
- Вот и славно, Феденька, вот и хорошо. Давай-ка я тебе лучину-то зажгу. Ишь, напраслина какая.. Я - и людей живых...

Мужчина уходит, продолжая бубнить себе под нос, чуть слышно: "От, подлецы.. Узнаю кто - запорю... До смерти..."
Ребенок смотрит вслед уходящей сгорбленной фигуре отца.
- Что вы говорите, тятя?...
- Нет, нет, сынок. Ничего. Доброй ночи, говорю. Храни тебя Господь...

Дверь закрывается. Мальчик усаживается на подогнутую в колене правую ногу. Долго перебирает перья, тщательно разглядывая их в свете огонька. Потом макает перо в чернильницу, глубоко вздыхает и, высунув от усердия язык, выводит на листе бумаги неуверенными буквами со смешными завитками:
"Лукерья рожала тяжело и в муках. Рядом, неотрывно последние три часа крутилась, охала и причитала дебелая повитуха из крепостных..."
После чего отстраняется, перечитывая по складам одними лишь губами написанное, вновь склоняется над листом и надписывает чуть выше:
"Достоевский Федя. Быль."
yukor: (Default)
10 марта в радиорубку ворвалась вихрем Галина Ивановна Матко. Сергей всегда поражался напору и энергии этой маленькой и, в общем-то, немолодой женщины.
- Рассказов, слышал? Черненко умер.
- Слышал, Галина Ивановна. Третий пошел. «Лебединое озеро» поставить или Гимн?
- Ты дошутишься, Рассказов. Видит бог – дошутишься. Давай, готовь аппаратуру. Похороны или тринадцатого или четырнадцатого. Из горкома позвонят, уточнят позже. Надо будет митинг записать на каком-нибудь заводе. Я тебе скажу точно завтра. И смотри мне, не пропади со своим дружком. Не каждый день такое.
- Есть не пропадать.

Дальзавод встретил Сергея промозглым ветром и красными флагами, отороченными черными креповыми лентами. На площади перед заводом стояло человек 300 топчущихся рабочих. Люди явно не разделяли полагающегося траура. Скорее наоборот, с привычной пролетарской рассудительностью восприняли внеплановый перекур.
Сергей привычными движениями установил два микрофона на трибуне, вдобавок к имеющимся, протянул кабели к магнитофону и включил кнопку записи.
На трибуну по очереди выходили назначенные люди, в соответствии с иерархией, и  зачитывали по бумажкам причитающийся по такому поводу текст. Последним на трибуну поднялся пожилой и усатый рабочий завода. Тяжелой походкой подошел к микрофонам, обхватил стойку одного из них волосатой, белой от холода рукой. Второй рукой снял замасленный рабочий подшлемник и произнес дрожащим голосом:
- Товарищи. В этот тяжелый и скорбный для всей страны и нашего родного завода момент я призываю еще тесней сплотить наши ряды вокруг родной Коммунистической партии. Вокруг Политбюро ЦК, - потом сделал паузу, задумался, пожевал губами и закончил, - В добрый путь, дорогой Константин Устинович! В добрый час!
Представитель горкома, переглянувшись с директором завода, укоризненно качнул головой, но ничего не сказал и опустил голову.
yukor: (Default)

Кто к неприятелю перебежит, того имя

к виселице будет прибито, и оный, как

нарушитель присяги, изменником публично

объявлен имеет быть...

и ежели он пойман будет, без всякой милости

и процессу повесить его надлежит.

 Устав Морской Русского Военного Флота 1720 г.


Товарищ, помни! Ты житель приграничной

области. Будь бдителен. До Хоккайдо 7,5 миль!

 Плакат пограничных войск СССР


 

1984.

Сергей вышел из радиокомнаты училища в полном настрое успеть посидеть до вечера с друзьями, взяв пива. Где-нибудь поближе к океану, от которого начинало пахнуть летом.
В пакете у него лежали три катушки с последними концертами “Наутилуса”. Которые он отдублировал на казенной аппаратуре, пока занимался сведением репортажа с последнего Дня интернациональной солидарности, в очередной раз удивляясь ахинее, приходящей в головы комсомольским работникам в совершенно закрытом для посещения иностранцами городе.

 

- Рассказов, зайди-ка в партком.

Какой партком? Апрель месяц, почти май уже. Сопки вон багульником зацветают. Девки... Две пошли по коридору... Чесночины под джинсами  так и играют. Красавицы...

- Да, Николай Егорычч, - Сергей остановился у открытой двери парткома, из которой торчала рыжая с проплешинами голова второго секретаря.

 - Заходи, заходи, Рассказов. Садись вот.

Секретарь, пододвинув казенный стул Сергею, вальяжно уселся в потертом дермантиновом кресле напротив. Стол был девственно чист, за исключением позолоченного письменного набора, стилизованного под морской штурвал.
Со стены на Сергея взирали два портрета - Ленина и Черненко. Причем, если лицо Черненко выражало серьезность и натугу, граничащую со страданием, то Ленин, напротив, весело улыбался, придерживая кепку и как бы даже подзуживал посетителя: “Не ссы, дескать, все будет хорошо”.

 - Ну что, Сереж? Как учеба? Как жизнь курсантская? Ты у нас на штурмана же учишься?, - секретарь, откинувшись на спинку, на которой висел его пиджак, крутил незажженую сигарету в руках и улыбпался с таким же прищуром, что и Ленин на портрете.

Сергей перевел взгляд с секретаря на Ленина, поразившись сходству, и тоскливо глянул в открытое окно, в которое клонилась набухшими и позеленевшими почками ива.

 - Нормально учеба, Николай Егорыч. Скоро первая практика в море. А собственно...

Секретарь вмиг посерьезнел, наклонился через стол, голос его стал командным:

 - Рассказов. Мы тебя ходим поставить заместителем секретаря комсомола училища по идеологии. Понимаешь? И-де-о-ло-ги-и!. Дальневосточного! Высшего!  Инженерно-морского! Понимаешь?

Сергей вновь перевел взгляд наверх, поражаясь, насколько теперь говоривший преобразился и стал похож на Черненко.

 - А почему...- начал было спрашивать Сергей.

Секретарь вновь откинулся на спинку, взял сигарету в руки, улыбнулся и опять стал похожим на Ленина.

 - Ну, а почему нет? Ты парень перспективный, положительный. Я о тебе тут справки кое-какие навел. Учишься хорошо. С людьми не конфликтуешь. Галина Ивановна о тебе хорошо отзывается. Вон, радио наше внутреннее как замечательно наладили.

Ты пойми, Сережа, - он опять склонился через стол, - обстановка в мире сейчас знаешь какая? О! Тут сплошные же враги вокруг. Что Японию возьми, что Китай. Наших ребят на показное ловят своими радиоголосами. Музыкой этой, джинсами, магнитофонами, - секретарь привстал и поднял палец вверх, - Наркомания! Ты слышал, что нас называют уже Ошской долиной РСФСР? Вот то-то!
В общем, Рассказов, давай. Все как надо проведем. Если что по учебе, опять же, помогу. Не думай. Да и должность-то это не общественная. Райкомовская должность, освобожденная. 132 рубля. У старшего преподавателя 128. Тебе деньги лишние?
- Не лишние. Я согласен, Николай Егорыч.
- Ну и хорошо, Рассказов. Ну и хорошо. На следующей неделе и приступай.
yukor: (Default)
Сегодня с Олегычем [livejournal.com profile] lukibano замутили инновацию и технологию, достойную Сколково. А именно - написание совместной книги в удаленном доступе. Он из своих американских пердей, а я из своих непоймикаких. Опосредством Гугльдокса.

Просьба к потенциальным издателям не создавать сутолоки, соблюдать правила приличия и очередность.
Под катом самое начало. Будут ли показываться отрывки по ходу пьесы, я не знаю.

тут )
yukor: (Default)
Пошли как-то два молоденьких мальчика и одна хорошенькая девочка Катенька в "Пятерочку".
Положили в тележку бутылочку водочки. И лимонадику, чтобы Катеньке сладеньким отрыгивалось. И пивасика еще четыре бутылочки. "Трешечку", чтобы забрало добренько. Взяли еще колбаски и сырочку. И хлебушка, чтобы стало быть животик не пучило. И сигареток пачечку.
Подошли к тетечке, а тетечка говорит:
- А сколько вам годиков, мальчики? Документики имеются?
- Имеются, тетенька. Пожалуйсточки.
Оплатили вкусняшки денюжкой, сложили в пакетик и пошли в тихий московский дворик. А в дворике том нет никогошеньки. Только собачки да кошечки какашечки какают.
Сели наши родименькие на лавочку под березкой и топольком. Налили водочки по рюмочке, разложили закусочку.
Выпили. И давай в два голосочка Катеньку подзадоривать:
- Катенька, сладенькая, покажи сисечку.
А Катенька и отвечает:
- Да вы что, мальчики. Вам хоть водочку с пивасиком и продали, да только писюльки-то у вас еще маленькие.
А мальчики не унимаются:
-Ну Катенька, ну солнечный наш человечек. Ну покажи сисечку хоть краешком.
А Катенька упирается, умничка:
- Не покажу, мальчики. Налейте мне лучше еще водочки рюмочку. А будете приставать - пожалуюсь маменьке с папенькой.
Мальчишки все одно продолжают. Водочку Катеньке подливают. Думают, что пьяненькая девочка своей киске не хозяюшка.
- Катенька, солнышко. Ну не хочешь сисечку, покажи попочку. Или хоть трусиков кусочек.

В это время через двор шел Гришка. Гришка работал оператором разделочного цеха на Черкизовском мясокомбинате. Услышал всю эту канитель, подошел и раздал пиздюлей нашим ковбоям.
Те плакали:
- Гришенька, Гришенька, успокойся. Не бей нас маленьких. А то у нас из носиков кровушка.

А Гришке все похуй. Избил пацанов, сгреб Катьку в охапку и упиздил. Может и не так сильно избил бы. Да только у него три отсидки было. И языку этому лилипучьему он на зоне и в разделочном цеху обучен не был. Не разобрал, что они ему говорили.

А Катька за Гришку потом замуж вышла. Потому что девки может и кадрятся иногда с хорошенькими мальчиками, а больше любят хулиганов да подонков.
yukor: (Default)
Чтой-то я давно стейхов не пейсал.



Читать с хрипотцой:

Дайте мне рынду, купите мне водки.
Плюньте мне в рожу, твари.
Сдохли в Отечестве нашем поэты
Как кислороды в гари.

Рву на намордник последнюю майку,
Треники рву на кляпы.
Молча внимайте боли поэта.
Суки, снимайте шляпы.

Суньте себе телефоны в жопу,
Кабель проткнув сквозь глотку.
Мне актуальней сегодня рында
Звать земляков на сходку.

Я не Божена вам и не Ксюша.
Лёха, звони премьеру.
Я за Калязин уж дюже лютый.
Кончел. Я в Топе. Первый.
yukor: (Default)
То не мамонты срут в пампасах
И не иопнулся с неба Марс
Обезьянки дудят в вувузелы,
Вожделея фубольных старз.

Дайте стеклышек им и бусы,
И насыпьте им семок стакан.
А футбол увезите в Питер.
Там Аврора, и нет обезьян.
yukor: (Default)
- Фролыч, проходи-ка, садись. Я тебя чего позвал-то, Фролыч? Ты мужик на селе грамотный, уважаемый. Дом у тебя хороший, хозяйство, куры там, внуки. А главное - мысли ты правильно излагаешь. Иногда вот слушаю тебя старика - как ЗОЖ читаю. Даром, что ты учителем зоологии работал. На тебе стакан вот, огурцы, окорочка. Ага.  Давай. Вздрогнем...
.............
Я что тебя позвал-то? Третьего дня в район большие люди приезжают. Правительственные, сталобыть. Совещание будет. И знаешь, что я думаю? С инициативой я выступлю. Плохо деревня живет наша. Пьет деревня-то. Спивается мужик-то наш, Фролыч. Не работает. Один Ашот работает в своем магазине. А остальные что? Вот и то-то. А все почему, спроси меня. А я отвечу. Давай махнем, и отвечу....
..............
Все потому, Фролыч, что недостает нам культуры. Ведь раньше как было? Клуб был, библиотека при нем. Молодежь в деревне жила. Студенты летом приезжали. Солдаты на летние работы. Бабы были довольны, опять же. А сейчас нет культуры. Померла, сталобыть.  И вот смотрю я на все это, друг мой распрекрасный, и думаю, что пора нам засучить рукава. Поратовать за Россию-матушку и деревню русскую многострадальную. Сам понимаешь, непростое это дело. Деньги потребуются, и немалые. Но на то мы здесь с тобою и толкуем сейчас, чтобы собраться с силами, как богатыри русские испокон веку на Руси в годину тяжелую, да план этот и разработать. А будет хороший план, глядишь и выделят нам средства. Ну, за русскую деревню...
.............
Во-первых, Фролыч, пропиши как ты в плане этом первым тезисом повышение механизации нашего села. Во-первых напиши, что мне автомобиль новый нужен. Думаю, что этот, Порше нужен.Как его?  Каен который кажись. Ну как у районного головы. А то как я по говнам нашим исполнение других пунктов плана контролировать смогу. Нива-то моя совсем уже худая. Дырки в полу, что твоя голова. Потом Зинке моей Тоёту какую-нибудь напиши. Да похер какую. Пусть тоже будет джип. Прадо или как его там. Ну и себе что-нибудь, чтоб без обид. Форд запиши. Фокус. Давай, за механизацию....
..............
Значит, с механизацией мы закончили. Что по плану? Ага, социалка. Я полагаю, Фролыч, надо построить нам дом приемов. Такой, знаешь, в былинном, бляха, русском стиле. Из лиственницы. Метров на восемьсот. Ну и хер с ним, что одни березки вокруг. Пиши лиственницу, говорю. Выпишем из Сибири. Ну дорого, а ты как хотел село поднимать? Ага, такую знаешь, Фролыч, чтобы с залой. И с канделябрами. И рояль чтобы белый. Да, ага... Джакузи? Пиши, конечно. Пиши четыре. Я одну Зинке поставлю в избе. И мебель чтобы как на картинке. Я тебе сейчас покажу. У меня тут 7 дней завалялся. Где он? От, сука ж. А, вот. Смотри, вот как у Галкина. Богато чтобы. Кого принимать будем? Как кого? Правительственные делегации, знамо. Людей с области и района, опять же. Ну охота там, рыбалка. Банька. Ты же знаешь какие моя Зинка веники вяжет. Вот и то-то. Конюшню пиши, ага. Площадку для вертолета? На хуя? А,  дело толкуешь, фиксируй тож. Ну, с социальным закончили? Ну давай, за повышение уровня жизни села...
..............
Теперь про инновации. Вот ты пенек, хоть и зоолог. Ин-но-ва-ци-и. С двумя нэ. Сейчас объясню, что это. Мы, Фролыч, небоскреб построим у нас. В аккурат напротив кладбища. Уж больно там место живописное. Этажей на пять, ага. И чтобы все стеклом было синим застеклено.  Чтобы вот приехал кто к нам из столиц, глянул, а как от себя и не уезжал. Внутри что? Ну не знаю пока. Ну офисы откроем. Мне, тебе. Зинке моей. Остальное сдадим в аренду. Как кому? Мы ж культурный уровень повысим, знаешь сколько к нам бизнесменов потянется. Только чтобы внутри все как надо. Компьютеры там, телевизоры. Лифт. И парковка. Фирма пусть охранная. Хорошо, пусть твой зять фирмой руководит. Мужик хоть и пьющий, но работящий. Вот как в области. Я один раз видел - красота. Машины паркуются, мужики в костюмах, дамочки на каблуках. Красота, ага. За красоту....
..............
Так, что у нас там еще на повестке? Давай-ка пропиши межкультурный обмен. С деревней какой зарубежной. Есть такая деревня во Франции кажись. Куршевель, что ли, прости господи. Представляешь, Фролыч. Лупаново-Куршевель. Деревни-побратимы. Будем ездить с тобою на подписание соглашений. Дни обмена культуры организуем. А что? Ты мужик веселый, на гармони играешь. Зинка моя голосистая. Приедем во Францию, покажем культуру нашу самобытную, русскую. Ну а они к нам, знамо дело. Коньяк пить будем. Ага. Ну выучишь французский ради такого дела. Я вот уже пару слов знаю. Пердю и Наполеон. Дурак ты, Фролыч, хоть и учитель. Не о том ты подумал. Валенок, одно слово. Давай, за культуру.
...............
Ну вроде и все. Давай, сформулируй все грамотно, как ты умеешь. Оформи все на бумаге. Сколько денег просить? Ну проси миллионов сто, половину дадут - и то дело. Не хватит - спонсора подключим, Ашота. Да не ссы, даст. Если чего, пообещай, что мы его магазин акционируем, а акции на биржу иностранную выставим. Айпио, ёпте. Ох, зря я тебя хвалил, Фролыч. Темный ты все-таки, хоть и умным прикидываешься. Ты бы, бляха, кроме ЗОЖа еще бы что почитал. Для развития, сталобыть. А то мне с таким заместителем культуру повышать - только срамиться. Ага, ну беги, исполняй. Давай, на ход ноги. И это самое. Витьку увидишь, пусть мне мешок комбикорма закинет. Курям дать надо, да и у Зинки самогон кончается. Новый поставить бы. И помни, Фролыч, деревня русская смотрит на нас и ждет. Если не мы, то кто? Как потом внукам в глаза смотреть будем? Беги, ага.
yukor: (Default)

Если вставить жабе соломинку,
Изловчившись, в дырку ректальную
То она перестанет быть жабой
И начнет называться чайкою.

Только дунь, и взлетит как перышко,
Поднимаясь с болота к свету.
Уменьшаясь вдали черной точкою
Вот была, а теперь уже нету.

Ты лети, мое чудо зеленое 
Помаши на прощанье лапой
Поживи хоть немного чайкою,
А не так, как все дуры - жабой.
 


yukor: (Default)

Дорога резко изгибалась каждую минуту. Где-то внизу, глубоко внизу было море. В темноте ночи оно было  космосом. Изредка проблескивая искрами. То ли отсвет луны, выпадающей из-за облаков, то ли некие морские животные искрились на поверхности.
Он ехал почти три часа по этому серпантину. Не останавливаясь и почти не притормаживая на поворотах. Машина была столь покладиста и послушна. что он почти не задумывался о вождении. Так бывает, когда в одной точке сходятся отличный водитель с отличным автомобилем. Он вел машину как робот. Иногда лишь отвлекаясь от своих мыслей на обгоны медленно тянущихся в гору грузовиков.
"Черт, почему? Почему это произошло именно со мной? Почему так? Вдруг? А если не вдруг? Если это уже тянется несколько лет?  Нет, это не могло произойти давно. Я же помню ее взгляды, слова, улыбку.  Они были такие же. Как тогда. Как пятнадцать лет назад.  А может она играла последние годы? Нет, она не умеет играть. Если это была игра, то сверхпрофессиональная. Она чресчур искренняя и по-детски непосредственная, чтобы играть такую роль. А может я что-то упустил за это время? Всем людям свойственно меняться. Да какая нахуй теперь разница. Что я мучаю себя, как будто от этого что-то может измениться. Стоп. надо тормознуть. Воздуха маловато."
Он вышел из машины и закурил. Мимо пронеесся, обдав его густым звуком сигнала, большой автобус.
"Так, ковбой, блять. Аварийку включи, не на Тверской стоишь", - подумал он.
Ночной воздух был влажным и тяжелым. Наполненный запахом сосен, каких-то цветов и стрекотом цикад. Он подошел к краю дороги. Вспыхивающие желтые фонари автомобиля выхватывали из темноты причудливый узор скал. Внизу чуть слышно плескали волны, разбивающиеся о камни.
"Интересно, там глубоко? А если бы я прыгнул, то сколько времени бы пролетел отсюда вниз? Две секунды? Пять? А если упасть в воду, то смерть наступит сразу, или же, как в фильмах , получится уйти головой вниз и потом вынырнуть?"
В голове нарисовалась картинка из детского кино про неуловимых мстителей.
"Блять, я идиот. Я мыслю банальностями. Нельзя мазать себя детским кремом. Хочется прыгнуть - окей. Вот он, всего метр. Но раз уж я об этом рассуждаю сам с собой, то не сделаю этого никогда. Я просто конченый идиот и трус. Женщину которого ебет другой человек."
Он выщелкнул окурок из пальцев. Оранжевый огонек, описав дугу, пропал в глубине.
"Пять секунд или десять?..."
В кармане задребежжал телефон.
- Серый, ты где? Это Сашка.
- Сань, привет. Что случилось? Ты на часы глядел?
- В пизду часы. Ты где, Серега?
- Я не в Москве, Шур. Я вообще не в России. Что стряслось-то?
- Светка в реанимации...
 

yukor: (Default)

.....
В один из таких визитов на старую дачу Сашкиных родителей, расположенную в пойме Яхромы, он и повстречал ее.
Read more... )


yukor: (Default)
Вчера, в торжественной обстановке в столице российского автомобилестроения городе Тольятти был открыт новый цех по производству прицепных устройств и накрышных багажников для автомобилей.
По словам И.Комарова, председателея совета директоров ЗАО ''Джи Эм-АВТОВАЗ'', новое производство позволит "шире удовлетворить возрастающий спрос на подобные изделия среди российских автовладельцев, и более уверенно конкурировать продукции российского автопрома на мировом авторынке".
Как стало известно из пресс-релиза, продукция нового цеха выполнена с использованием самых современных нанотехнологий и полностью соответствует, а во многом и существенно превосходит существующие международные стандарты сцепности и багажности.
Президент РФ. Д.А. Медведев, присутствующий на открытии цеха в качестве почетного гостя, высоко отметил продукцию российской промышленности, заявив, что "сегодняшний день является важной вехой и серьезным шагом вперед в развитии отечественных технологий".
После чего багажник под номером 00000000001, окрашенный в цвета российского триколора, был торжественно  вручен президенту. Другие гости делегации получили в качестве подарков новенькие прицепные устройства.
По окончании в честь торжественного события прямо в цеху был устроен праздничный концерт. Перед президентом и гостями выступили сатитрики Е.Петросян и Е.Степаненко, группа "Шпильки" и группа "Фабрика". Завершил же концерт феерический номер Сергея Зверева, специально написанный для этого мероприятия, под названием "Алмазный Фаркоп - Цепляй Меня Сзади ". По окончании концерта гостям было предложено посмотреть на огромном экране, размещенном в этом же цеху,  последние пять выпусков передачи "Дом-2" в трехмерной версии.

Официальная презентация новой продукции АВТОВАЗа состоится на очередном токийском автосалоне, который откроется 23 октября в столице Японии.

Короткая справка. Новый цех занимает площадь 4,5 га, позволяет выпускать 54 млн. багажников накрышных и 113 млн. прицепных устройств в год. На строительство цеха ушло 19 месяцев. Данное производство позволит задействовать и трудоустроить свыше 10 тыс. технических специалистов.
yukor: (Default)

Едут бляди через речку на прицепе тракторном,
Песни пьяные поют о судьбе затраханной.

Ебанулась блядь в реку, тонет, бултыхается,
Девки кинулись спасать и спасли красавицу.

Едет дальше трактор в лес, а там чудо чудное.
Ухватило, тащит вдаль комсомолку блудную.

Девки взяли по баяну, и догнали страшного.
Наваляли по хвосту, дали рукопашного.

В поле только вывел путь, глядь - маньяк расхристанный.
Хочет секса как в кино, злого, мазохистского.

Уходи с пути маньяк, это не Германия,
Или скажем трактористу, будет понимание.

К вечеру добрались бляди  до шоссе широкого,
А за ним горят огни города далекого.

Петя, стой, притормози, в небесах темнеется.
Это что? Мечта девчат там вдали виднеется?

Точно девки, там Москва, Северное Бутово,
Там сбываются мечты, даже ебанутые.

Вы ступвйте на огни, да снимите валенки,
Ну а мне пора домой, у меня сын маленький.

Там Рублевка и Порше, всюду жизнь безбедная,
Был бы блядью, сам рванул, ну а так - покедова.

yukor: (Default)

Харе Кришна!
Интернет воскрес! Завтра обещают воскресшую машину! На  следующий месяц обещают воскресшее лето!
Харе Рама!
В честь налаживающейся и оживающей техники кусочек из чего-то там пока что неясного:

Он включил телефон и набрал номер по памяти:
- Дима, привет. Сергей.
- Привет, родной, я уж думал, ты про меня забыл.
- Дим, срочно поговорить надо.
- Не вопрос. У тебя? У меня?
- Не, давай где-нибудь на нейтрали.
- Тогда давай так. У «Динамо», напротив северного выхода на углу есть тошниловка. То ли «Пенальти», то ли «Хуяльти». Найдешь. Через час буду.

Он домчался до «Динамо» по, на удивление, пустой Сущевке за двадцать минут. Не заглушая двигателя, Он остановился напротив входа в кафе. «Серебряный дождь» нес какую-то заумную ахинею загробным голосом ведущего.
Он, взглянув на часы и подумав, что неизвестно, когда закончится сегодняшний день, набрал телефон Светы. В трубке раздались два длинных гудка, после чего связь оборвалась. «Чертов Билайн, - подумал Он, - надо будет попросить парней из техотдела поузнавать, какая ситуация сейчас с операторами и поменять телефон. И себе и ей. Дозвониться невозможно».
Повторный звонок упирался в голос металлической тетки, вещавшей про отключенного абонента.
Впритык ко входу припарковался новый «шестисотый». Водитель проворно выскочил из машины, перепрыгивая через лужи с московской грязью, обежал машину спереди и открыл пассажирскую дверь. Из машины вышел Димка, внимательно оглядываясь по сторонам. После чего, кивнув водителю головой, давая отбой тревоги, зашел в кафе.
Он заглушил двигатель своего «Лэнд Ровера», вышел на улицу, поморщился от падающей с неба влаги, поднял воротник своего пальто и тоже зашагал в сторону дверей.
Внутри было накурено, пахло подгоревшим мясом, потом и еще каким-то сложным букетом, который всегда отличает плохие заведения общепита от хороших.
Димка сидел в темном углу прямо в пальто и разговаривал с кем-то по телефону. Пока Он пробирался в этот угол мимо затертых до блеска столов,  Димка уже закончил разговор и привстал, расставив руки для объятий. Они обнялись крест-накрест. «Откуда у всех этих урок эта пидорья привычка», - мелькнуло у Него в голове.
- Садись, братух, - сказал Димка присаживаясь и снимая пальто, - Ты что кушать будешь?
-  Да я, собственно, Дим, есть не хочу… - начал Он.
- А я тебя и не спрашиваю, хочешь или нет. Так, Блестящая, - сказал он уже в сторону большезадой и крашеной в серо-белый цвет официантке, - Изобрази-ка нам с приятелем по паре шашлычков бараньих. И скажи своему поварешке, чтобы яйца от этого барана нам пожарил. И водочки нам грамм тысячу. Какая подороже. Ну и пивка для разминки. Так, Серег? Ты же яйца бараньи употребляешь? В них, блять, витамина мужицкого больше чем в «Виагре» этой.
- Дим, мне твоя помощь нужна.
- Погодь о делах, дай пожар подзалью, вчера нахуячились с парнями - тока в путь. До сих пор в голове Хиросима, - Димка в один присест выпил кружку пива, принесенную официанткой, и кивком головы показал, чтобы налила еще, - Слушаю тебя внимательно, дружище.
- Дим, мне по людям информация нужна. Кто такие, кто за ними стоит и с чем у них проблемы существуют.
- Говно вопрос. Выкладывай, что за люди.
- Чеченцы. Главный у них Лом-Али. Среди своих – Лом. Фамилия – Кадоев. Еще братья у него, трое или четверо. Вроде как не там давно уже. Вроде как и не воевали даже. Скорей всего авизовщики  бывшие. Раньше что-то по мелочи держали на Лужниках и Митинском. Сейчас вроде как надулись и в производство мое полезли. В Питере замутили. Клиентов уводят. Лично с ними не знаком, но слышал о них часто. Как, наверное, и они обо мне. Это все, что знаю. Правда могу узнать, через кого технику закупали, с кем у них контракты на поставку, и как сюда ввезли. Это не сложно.
- Так, - Димка произнес это и задумался минуты на две. После чего налил из принесенной бутылки водки в стакан для воды, выпил в одиночку, занюхав кулаком, и продолжил, - Я вот, что тебе, Серенький, скажу. У меня есть правила в жизни. И одно из этих правил гласит – никогда не имей дел с Кавказом. Не потому, что страшно, а потому что всегда наебанным быть придется. Хочешь сам этого или нет. А из этого правила действует еще один пункт – чтобы не иметь дел с Кавказом, никогда не интересуйся их бизнесом, и они не будут интересоваться твоим. Потому что уважение, несмотря на их беспредел, у них в почете. Я, конечно, могу навести тень на плетень. Узнать что и как, тем более что караси они не такие уж и жирные, лимонов на пять максимум, но ты, Серег, должен меня очень сильно об этом попросить, понял?
- Понял. Я тебя сильно прошу. У меня вариантов нет.
- Ну, хорошо, вот выдам я тебе, допустим, информацию, а дальше что? Возьмешь топор в руки и пойдешь на них войной?
- Дальше видно будет - что и как.
Димка разлил водку на двоих.
- Давай-ка выпьем, дружок, за встречу, - он опять выпил до дна, не дожидаясь ответа, - Мудак ты, Серега. Большой и старый уже мудила. Хочешь моего совета? Забудь все это к хуям.
- Как это?
- Да вот так. Плюнь и забудь. И бизнес свой, и пластмасски свои гомосечные, и чеченов этих. Я тебе серьезное дело предложил. Очень серьезное! Очень! Ты понимаешь, что через пару лет мы всех этих фраеров питерских просто купим на корню и в Неве к хуям затопим. Потехи ради. Ты не заебался еще по-мелочи плавать, а? Ты же умный мужик, а дрочишь как пионер, - Димка с каждой фразой повышал тональность беседы, -  Короче так, завтра в десять я твоего звонка уже не жду, а жду тебя лично в своем офисе. Не приедешь – обижусь крепко. Но если все-таки не приедешь, то найду тебе твоих абреков и ебись ты с ними сам. Как хочешь.
Димка поднялся и пошел к выходу, надевая пальто, по дороге чуть не сбив официантку с шашлыками.
- Погодите, - запричитала толстозадая, - А как же шашлычки, яички Вы попросили пожарить.
- В жопу себе эти яйца засунь, дура, - сказал Димка, на ходу кидая ей под ноги несколько тысячных купюр.

Он вышел из кафе в морозный московский вечер. Люди торопились из метро домой, неся в головах радости и проблемы. «Интересно, а чего в их головах больше – радостей или проблем», - подумал Он. Почему-то в тот вечер ему казалось, что радости ни у кого в головах нет. Ему навстречу несся вперемежку с холодным ветром целый город серых проблем. От этого ему стало совсем холодно. Он запахнул полы пальто и направился к машине.

PS. Тока это самое. Один хер про любовь все это будет.

yukor: (Default)
- О чем ты хочешь со мной поговорить?
- О Вас. О Вашей работе.
- Ну, говори.
- Нет, это Вы мне сейчас все расскажете.
- А мне нечего тебе рассказывать. Если есть, что предъявить - валяй. А если нет ничего, то вали отсюда. Забирай своих бойцов и вали. 
- Послушайте, Сергей Егорович. Ну Вы же разумный человек. Вы прекрасно понимаете, что если бы у нас на Вас ничего не было, то мы бы не сидели сейчас вот так и не разговаривали.
- Ага, знаю я, полковник, все твои штучки. Твои люди сейчас на понтах офис переворачивают, а потом, если не договоримся, то они мне какую-нибудь вашу хуйню конторскую предъявят. Только ты тоже пойми. Я не пальцем деланный. И от того, что ты сейчас здесь при пистолете, еще ничего не говорит. И пистолет твой - хуйня. Пугалка для наркош. Или ты шоу хочешь? Давай, хуярь. Первый в голову, второй в воздух. А потом ебни себя об стол и предъяви нападение при исполнении. Но только запомни, тебя это не спасет. Когда-то и ты по улице без оружия пойдешь, а улица - вещь такая. Кирпич там ебнется или трамвай переедет. Или ты думаешь некому будет за меня напомнить?
- Это Вы, Сергей Егорович, шоу устраиваете. И истерику. Прекратите. Выпейте. Что у Вас там в стакане? Газировка? Вот и выпейте газировочки,  успокойтесь. Вы, Сергей Егорович, отчасти правы. Конечно обыск нам ничего не даст. Но Вы умный человек, ровно поэтому я сейчас тут с Вами и сижу. И Вы, как умный человек, прекрасно представляете, что у нас есть необходимые записи, фотосъемка, а самое главное - у нас есть весь расклад по счетам на Вирджинских островах. Ваша прокладка в Кельне оказалась неважная. Мне продолжать?
-  Гюнтер запалился? Вот сучара. Я этому педику с самого начала не доверял...
- Да. И не только он. И ситуация сейчас такова, что Вам вряд ли кто поможет. У Вашего генерала сейчас реальные проблемы, Вы об этом знаете. Да и старенький он уже. Уверяю, что к ноябрьским его заменят.
- На кого?
- Не задавайте банальных вопросов. Вы прекрасно знаете на кого сейчас всех меняют.
- Окай. Что ты предлагаешь, полковник?
- Вот этот разговор мне нравится. Итак, я предлагаю Вам, Сергей Егорович, ввести в члены правления человека. Естественно с передачей ему части акций. Небольшой. Он будет заниматься всего лишь финансовым контролем. Не более. Если Вы говорите "да", то я немедленно увожу своих людей. Мы составляем соответствующие бумаги в главк - сами понимаете, бюрократия. Вы уезжаете на пару недель на Бали, к примеру. Дело закрывается. И Вы продолжаете трудиться как ни в чем не бывало.
- Сука ты, полковник.
- Хах, работа такая.
- Он профессионал? Я его знаю?
- Профессионал, конечно же. Узнаете. Так что Вы отвечаете?
- ...........................................Да, блять.....................


- Мальчики, Сережа, Витя, чем вы тут занимаетесь? Идите есть. Я уже все налила. Хватит в свои войнушки играть.
- Мам, ну счаааас.
- Так. Витя, Сергей! Я три раза повторять не буду. Идите есть или я сейчас отцу пожалуюсь. Вам еще уроки делать и погулять надо. На коньках поедем покатаемся, пока погода хорошая. А то целыми днями в помещении. И в школе и дома. Бегом!
- Идем, идем. Пошли, Витек, завтра доиграем.
yukor: (Default)
- Послушай,  давно хотел тебя спросить. Если бы я тогда послал тебя на хер. Вот так бы взял и послал со всеми твоими косорылыми урками. Ты бы реально начал бы шмалять?
- Да хер его знает. Мы же тогда все угашенные ходили после Рижки. Мозг - что кефир. Думаю - да. Не ты первый, не ты последний.
- Ох, ну и сука же ты, а. То есть в меня, вот  взял бы и выстрелил?
- Ну а чо? И выстрелил бы, говорю же.
- Чо, чо! Хуй через плечо.
- Да ладно, не гони. Не выстрелил же. У тебя клюет!  Давай-давай.... Бля...
- Херня, уклейка дрочит. Дай-ка теста.
- Ну ладно, чего ты старое-то затянул? Обошлось же все. Нормально живем. Не поминай детство. 89 год. Ебть.
- Ага, не поминай. Я до сих пор твои глазищи помню ебнутые. И ствол в щеке. Сука, тридцать процентов, как с куста.
- Чо, правда тогда обосрался? Ерунда все. И тридцать процентов твоих ерунда. Если б не я, так бы и сидел до сих пор лысой резиной торговал. Ха-ха.
- Иди ты на хуй. Резиной... Знаешь, иногда думаю, что лучше бы может и резиной, чем вот это все.
- Ты чего, мудак? Что - все? Да нормально все. До четырнадцатого довоюем и алес! Гуляй рванина. Будешь на даче огурцы опылять. Гы-гы-гы.
- Сам ты мудак. До четырнадцатого еще дожить надо. Сам знаешь, все под Ним ходим. Ухуярит, мало не покажется.
- А за что нас-то? Ха. Мы ребята партийнопослушные. Пожилые. Комитет у нас на хорошем счету.  В залупу не лезем. Декларации в порядке. Ладно, не гундось. Все хорошо будет. Все освоим и поделим. В соответствии с заветами. Ха-ха-ха.
- Что-то ты веселый сегодня... Ладно, не было рыбалки и это не рыбалка.
- А я те говорил. Пришел июнь, на рыбу плюнь.
- Август, муда!
- Без разницы...
- Погоди. Але! Да! Да! Понял. Едем. Так вылетаем, свисти парням. Срочное что-то у них. Видеть хочет.  
- В Кремль?
- В хуемль, чёрт бестолковый. В Сочи!
- А, ну да же...Тьфу, бля. Так, Коля, Серый, быстро по машинам. Ментов предупредите. Пусть включают. Домой, переодеваемся, и во Внуково!

Profile

yukor: (Default)
yukor

March 2014

S M T W T F S
       1
2 34 5 678
9101112 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:44 am
Powered by Dreamwidth Studios